Вероника Щербина: «Говорю с учениками на их языке» (Максим БАЛУЕВ)

IMG_9029

Она могла бы запросто стать бизнесвумен или возглавить экологическую службу на крупном промышленном предприятии. Но признается, что работа в школе, действительно, приносит ей удовольствие и с выбором она не ошиблась. Учителя биологии школы-гимназии №4 Веронику Щербину не пугают ни поздние отходы ко сну, ни ранние подъемы. Уже в семь часов утра она спешит в школу, чтобы доделать то, что не успела накануне.

 

Осознанный выбор

 

— Вероника Александровна, как вы решили стать учителем? Кто повлиял на ваш выбор?

— Удивительно, но в нашей семье меня до поры даже не спрашивали, кем я хочу стать. Это мой осознанный выбор. Хотя, если честно, в семье у нас много педагогов. Взять даже маму – она учитель рисования и черчения. Я любила в школе биологию, хотя пришла к этому через нелюбовь – понадобилось время, чтобы понять, чего от нас требует учитель. Интереснее стало в классе девятом, когда началась анатомия. А когда я в 16 лет окончила школу, то выбирала из педагогических и медицинских институтов. Но доставлять кому-то боль даже ради блага не могу, потому выбрала педагогический вуз. Когда я заканчивала институт, преподаватели даже рекомендовали мне заняться наукой, но хотелось быстрее закончить и пойти работать. В профессии я уже девятнадцатый год и иногда жалею, что мне до пенсии осталось работать чуть больше того, чем я отработала. Поэтому, когда учителя говорят, что хотят побыстрее выйти на заслуженный отдых, я говорю, что пенсию не жду!

— Почему решили преподавать биологию?

— В один прекрасный момент я чуть не свернула с выбранного пути. Поехала в Павлодар поступать, где моя тетушка была директором товарной биржи. В то время только появилась профессия менеджера. Тетя говорила, что будем вместе работать, что это перспективно. И, если честно, месяц лета после школы я учила физику и готовилась поступать туда. Но мама поняла мои метания и все-таки посоветовала не сходить с выбранного пути. На этом мои терзания закончились. Поступить мне помогли именно мои знания по биологии, а вот химия, как я считала, мое слабое звено. Школу я окончила с аттестатом особого образца, в вузе сдала вступительный экзамен по биологии на отлично, а от сдачи остальных двух предметов – русского языка и химии – меня освободили. Но на первом курсе института я все же посвятила себя химии, так как учились мы именно на преподавателей биологии и химии.

— Вспомните ваш первый день в школе.

— Это была четвертая школа. Тогдашний директор Лидия Александровна Перегримова любила эксперименты. И мне предложили безо всякого «блата» сразу занять пост завуча на выбор – по научно-методической или воспитательной работе. Я люблю исследовательскую работу, поэтому выбрала первое. Кроме того, мне дали три часа биологии в десятом классе. Это сейчас я думаю: а ведь разница в возрасте у нас с моими первыми учениками была всего 4 — 5 лет… Но страшных историй о том, что ученики надо мной издевались, не давали вести уроки, у меня не было. Да, рассматривали меня с ног до головы (это нормальная человеческая реакция), задавали вопросы личного характера. Все сложилось благополучно. Я поняла, что если ученик уважает тебя как учителя, то он уважает тебя и как человека.

 

Улыбнулись и работаем дальше

 

— Мне кажется, вас любят ученики именно за особую манеру общения с ними, на равных. Так ли это?

— Я не ставила себе это целью, но такой метод работы действительно работает. Иногда я использую молодежный сленг, но говорю детям: вы же понимаете, для чего я это говорю? Да, так доходит быстрее – отвечают они. Но есть тонкая грань, которую нельзя переступить, — начать утрировать науку. Ребята не теряют интерес к предмету, когда сочетаешь научность речи с анекдотом или шуткой по теме. Улыбнулись и работаем дальше. А что касается человеческого отношения, то дети – большие психологи. Зайдешь в кабинет в плохом настроении – они сразу это замечают. Или когда учитель спрашивает «как дела» – они чувствуют, формально ты это спросил или тебе, действительно, это интересно. Бывает, что ученики просят пять минут для того, чтобы поговорить по душам, посоветоваться. Многие вещи ведь не расскажешь родителям или сверстникам. Да и с годами некоторые отношения с учениками переходят в личные. Недавно я приехала со свадьбы ученика из Астаны, он стал врачом. А другой ученик звонит раз в месяц из Алматы, чтобы просто узнать, как дела.

— И ни одного конфликта с учениками не было?

— Затяжных конфликтов не припомню, а мелкие несуразные моменты – это нормально, как в любой семье. Главное вовремя разойтись, чтобы не усугубить ситуацию. Помню ученика – так у него ритуал на перемене был: заходит в класс, бросает сумку на парту и говорит: «Биология – самый не нужный предмет». Для него важно это было подчеркнуть, он ждал реакции. А я просто улыбалась, а потом сказала ему, что уважаю его мнение, но в рамках школьной программы биологию придется освоить, хочет он этого или нет. Вообще, когда ученики говорят о ненужности биологии в жизни, я всего им говорю о том, что в жизни она пригодится – хотя бы показать общий уровень знаний или помочь своим детям сделать уроки.

— Сравните ученика в начале вашей карьеры и сейчас – что-то изменилось?

— Ученики стали креативнее, свободнее в выражении мысли, неожиданнее. Раньше можно было прикрыться статусом учителя, зайти в класс – и все тебя уважают. А сегодня ты ученику либо интересен, либо нет. Конечно, при этом не надо превращаться в цирковую обезьяну. В большей степени любовь и уважение завоевываются со временем. Но скажу, что сейчас стало интереснее работать. Сегодня у нас есть возможность заниматься различными проектами и исследованиями – это то, что нельзя получить в рамках учебной программы. Ребята, даже если они не асы в биологии, учатся быть полезными кто чем может – снимать видео или фото, писать заметки или публично выступать.

— Какие темы по биологии интересны современным детям?

— Интерес к биологии проявляется, когда начинается анатомия – изучение собственного тела. В 9 – 10 классе начинается общая биология, множество терминов – интерес может поугаснуть. Моя задача не только дать знания детям, которые выбирают предмет для дальнейшего поступления, но и показать, что биология предмет универсальный. Тут мне приходит на помощь мое второе образование – инженера-эколога. Я рада, что нашла в школе реализацию по этому направлению. Первый вопрос, который дети задали на уроке в этом году, – какие новые проекты нас ждут? Им главное быть в потоке, видеть, что мы получаем гранты и воплощаем их во что-то материальное. За несколько лет в школе установлены солнечные мини-электростанции – благодаря им освещается крыльцо и площадка перед школой. Мы получали мелкие гранты на проведение мероприятий по ресурсосбережению. В школьной столовой и библиотеке установили светодиодные энергосберегающие светильники. В рамках программы по водосбережению установили сенсорные смесители на раковинах возле столовой. Также в столовой установлен фильтр пятиступенчатой глубокой очистки воды – вместо бачка с кипяченой водой. За три года на все это потрачено около 750 000 тенге. К тому же, презентуя свои проекты, школьники развивают коммуникативные навыки, общаются со сверстниками из разных стран мира. Благодаря нашей работе нескольких наших учеников заметили и пригласили на международную выставку «ЭКСПО-2017» в качестве волонтеров.

 

«Не хочу лишиться удовольствия от общения с учениками»

 

— Вероника Александровна, и все-таки, как бы вы ни любили свою профессию, летом хочется отдыхать от общения со школой… На страничке в социальной сети вижу, что начали путешествовать?

— Да, уже три года езжу в разные страны – в Турцию, Арабские Эмираты, а в этом году побывала на Шри-Ланке. Я вошла во вкус, но не скажу, что я «отрываюсь» от школы. Скажем так, набираюсь новых впечатлений. В идеале я бы хотела раз в год бывать в какой-нибудь стране. К тому же я изучаю английский язык и стараюсь практиковать его в тех странах, что посещаю.

— А каково ваше отношение к социальным сетям – зло или благо это для учеников?

— Мне всегда было смешно, когда мне закоренелые учителя делали замечание – мол, стыдно переписываться с учениками в интернете. Но обзванивать родителей и учеников по вечерам по телефону – это значит убивать время, самый дорогой ресурс. Раньше ученик мог сказать, что его не было на уроке и поэтому он не сделал домашнее задание. А когда я стала делать интернет-рассылку учебных материалов по биологии, то уже не отвертишься – файл доставлен адресату. Да и классному руководителю намного удобнее быть на связи по интернету – отправлять какие-то оперативные сообщения ученикам. И когда ученики «перекочевали» из мэйл-агента в социальную сеть «В Контакте» – я перешла туда.

— По истечении определенного времени хотелось бы вам что-то изменить в своей жизни – выбрать другую профессию, преподавать другой предмет, сменить школу, уехать в другой город, наконец?

— Если заставит жизнь – я готова ко всему, но я бы не хотела лишиться удовольствия, которое получаю от работы и общения с учениками. Я даже себя моложе ощущаю от того, что мы находимся на одной волне. И когда мне предлагают перейти на какую-то административную должность, то, конечно же, я не горю желанием это делать.

 

Справка «Престижа»

Общий стаж Вероники Щербины – 18 лет. Имеет высшую квалификационную категорию. Сертифицированный учитель первого (продвинутого) уровня. В 2015 году окончила магистратуру Омского государственного педагогического университета по направлению «Педагогическая инноватика». В 2009 году победила в городском конкурсе «Учитель года», в областном конкурсе заняла почетное второе место.

 

Максим БАЛУЕВ

Поделиться в социальных сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
comments powered by HyperComments
Поделиться: