Не ходите, дети, по ночам гулять (ВИКТОР МОЛОДОВСКИЙ)

upset boy against a wall

Местная полицейская служба провела в Степногорске оперативно-профилактическое мероприятие «Дети в ночном городе» – с целью предупреждения правонарушений и преступлений в подростковой среде. В ночной рейд вместе с инспекторами городской ювенальной полиции отправились члены добровольной дружины «Сакшы» и журналист газеты «Престиж».

 

Инструктаж перед рейдом

IMG_4472

Для рейда по городу пятницу выбрали не случайно – по словам полицейских, на выходные количество нарушений общественного порядка превышает статистику будней.

К началу развода уже выстроились по группам (с учетом того, кто в какой микрорайон пойдет) полицейские и общественники — в этот раз преподаватели школ и колледжей. Начальник местной полицейской службы Асет Умаров принимает рапорт старшего инспектора ювенальной полиции о готовности к ночному рейду, дает распоряжения подчиненным, советы педагогов. Я присоединяюсь к группе, которая будет патрулировать четвертый микрорайон, и мы выезжаем на охрану общественного порядка.

Старший инспектор ювенальной полиции Руслан Курбанбаев, главный в нашей группе, в которую кроме меня вошли инспектор комиссии гороо по делам несовершеннолетних, педагог четвертой школы и мастер производственного обучения ИТК №2, вводит нас в курс дела. А я пока ознакомлю вас со статистикой.

Во время предыдущей акции «Дети в ночном городе», проходившей в Степногорске с 9 по 11 июня, было выявлено 10 административных правонарушений, связанных с нахождением подростков без сопровождения законных представителей вне дома после 23 часов (в их числе 3 повторных, в течение года, случая); 2 правонарушения касаются появления несовершеннолетних в общественных местах в состоянии опьянения (сюда же относится и распитие алкогольных напитков). В списке выявленных правонарушений — невыполнение родителями или другими законными представителями обязанностей по воспитанию детей, продажа алкогольной и табачной продукции подросткам, курение в общественных местах, мелкое хулиганство, совершенное несовершеннолетними. Во время рейдов по месту жительства было проверено 68 подростков и 60 неблагополучных семей, состоящих на учете в городской ювенальной полиции.

 

Встреча с беглецами

 

Мы выезжаем к четвертому микрорайону и, видно, попадаем в поле зрения двух подростков, которые, заметив хорошо знакомую им полицейскую машину, припустили что есть духу в противоположную от движения автомобиля сторону, видимо, в надежде не попасться на глаза инспектору полиции. А он, подав мальчишкам знак остановиться, при первой же возможности развернул машину и в ту же минуту уже стоял возле запыхавшихся беглецов.

Из разговора Руслана Курбанбаева с подростками понимаем, что они хорошо ему знакомы. 15-летние Артем и Василий (здесь и дальше имена подростков изменены) состоят на учете в городской ювенальной полиции как безнадзорные, склонные к уходу из дома и бродяжничеству.

Артем, который живет в четвертом микрорайоне, начал оправдываться: провожал домой друга, живущего в шестом микрорайоне, а побежали, чтобы еще успеть вернуться к десяти часам. Инспектор полиции, зная наклонности ребят, говорит, чтобы каждый шел к себе домой, и обещает Артему побывать у него в квартире в течение часа.

Пока мы идем по другому адресу, узнаю из рассказа инспектора, что один из подростков растет без отца, а мать злоупотребляет алкоголем и должного родительского внимания сыну не уделяет. После очередного побега из дома бродяжничавших неделю мальчишек отправили в Кокшетау, в центр адаптации несовершеннолетних, — пока родители не приехали за своими детьми.

 

Человек на грани

 

Между тем, мы приближаемся к дому, где проживает 17-летний юноша, который состоит на учете ювенальной полиции за несколько правонарушений и преступлений – воровство, грабеж, злоупотребление спиртными напитками, уходы из дома. Алексей учится в вечерней школе. За плечами у него уже две спецшколы, с особым режимом содержания, – одна из них, в Таразе, закрытого типа, для подростков с девиантным поведением. По словам старшего инспектора ювенальной полиции, парень, имеющий условный срок наказания за грабеж, не идет по пути исправления, и служба пробации, где Алексей тоже состоит на учете, готовит в отношении него представление в суд о замене условного наказания на реальное.

Мы застали Алексея возле дома с младшей сестренкой и совсем еще маленьким братиком. Как выяснилось, родители в гостях, и дети ждут их во дворе. Я обращаю внимание на руки Алексея – на них следы порезов. Как позже пояснит инспектор, это следствие попыток суицида. Через какое-то время мы заходим с Алексеем в квартиру для профилактической беседы. Это, по сути, одна жилая, с самым необходимым, комната, из мебели двуспальная кровать и диванчик – здесь, в съемной однушке, и размещаются как-то мать с отчимом да трое детей, а еще на кухне, слышно, подает голос собака.

Старший инспектор предупредил Алексея, чтобы он не оставлял без присмотра младших и находился ночью дома. Предупреждение было подкреплено словами о повторной проверке через час-полтора.

 

Почему домой не тянет?

 

А мы идем дальше – к уже знакомому нам Артему, которого полицейский предупредил о скором своем приходе для профилактической беседы. Дверь нам открыла мать Артема. Хоть и ни одна лампочка в квартире не горела (как нам было сказано, в счетчике выбило автомат и «нужны деньги, чтобы заплатить электрику»), я вижу картину, обратную предшествующей, — это достаточно просторное жилье, из трех комнат, в высотном доме, где и проживают Артем с матерью. Книги на полках, два стоящих в зале велосипеда, икона в углу, палас на полу, уже купленная к новому учебному году школьная форма – можно было бы сказать, что это свидетельства благополучной жизни, если не знать о злоупотребляющей алкоголем матери, перебивающейся непостоянными заработками за уборку в подъездах, да о систематических побегах Артема из дома.

Во время профилактической беседы с подростком, окончившим восьмой класс, узнаем, что он хотел подзаработать на обслуживании аттракционов в городском парке – не взяли, но согласен и на малопривлекательное озеленение, если бы ему помогли устроиться. Мать пообещала сходить с сыном в центр занятости. А я не понимаю, почему это еще не сделали в городском отделе образования, где, судя по отчетам, в первую очередь пекутся о летнем трудоустройстве так называемых «трудных» подростков. Мы рассуждения были поддержаны старшим инспектором ювенальной полиции: «Мы направляли в городской отдел образования письмо с приложением списка состоящих на учете подростков, которых в первую очередь необходимо занять летом».

На пути в другую находящуюся под наблюдением полицейских семью дополняю свои представления о взаимоотношениях двух друзей-беглецов с родителями из пояснений Руслана Курбанбаева: «Понятно, почему Артем систематически убегает из дома, — мать злоупотребляет алкоголем, она и сегодня в нетрезвом состоянии. А с его другом Василием, который живет в шестом микрорайоне, мать уже не справляется – сама написала заявление о том, чтобы ее сына направили в спецшколу».

 

Мать матери рознь

 

В очередной намеченной для посещения квартире дверь нам открыла пожилая женщина, которая пояснила, что ее дочь с 8-летней внучкой сейчас в гостях у сестры. Здесь живет неблагополучная, пьющая, мать, и именно она стоит на учете в ювенальной полиции – как злоупотребляющая спиртными напитками и тем самым отрицательно влияющая на малолетнюю дочку. Главное, поясняет полицейский, не упустить нам девочку.

Мое личное участие в оперативно-профилактическом мероприятии «Дети в ночном городе» заканчивается посещением еще одной неблагополучной семьи, проживающей в общежитии семейного типа. Причина неблагополучия все та же – молодая мать злоупотребляет алкоголем. Но, уточняет инспектор ювенальной полиции, у этой истории ожидается благополучный исход: «Мы готовим документы, чтобы снять с профилактического учета женщину, которая предприняла немало усилий, чтобы преодолеть тягу к спиртному».

Особенно интересно мне было узнать, как выбралась женщина из жизненного тупика, в который сама себя завела. Когда стала реальной угроза лишиться родительских прав, за молодую мать вступилась ее сестра, попросившая полицейских дать несчастной еще один, последний, шанс. А та, взяв в руку икону, поклялась больше не пить. И, теперь, глядя на 4-летнего мальца, пускающего на кухне мыльные пузыри, я понимаю – было матери ради чего биться. Желая как-то защитить от чужих взрослых родную маму, малец прижался к ней и едва слышно сказал: «Мамочка, я люблю тебя». Вид ухоженной кухни, готовящаяся на плите еда, заставленный едой холодильник, известие о том, что женщина трудится на двух работах, да и сам ее внешний, здоровый, вид – лучшее подтверждение сказанному старшим инспектором ювенальной полиции: «Мать, боясь остаться без сына, переосмыслила свою жизнь, постепенно преодолела тягу к спиртному, загрузила себя работой, добросовестно занимается воспитанием ребенка – словом, живет нормальной жизнью. Мы особенно радуемся, когда такое случается. И это не единичный пример».

К сожалению, есть в ювенальной полиции и другая статистика: с начала года в Степногорске четверо родителей, в основном горе-матери, лишены родительских прав, еще четверо ждут своей участи в суде.

А в это совместное дежурство полицейских и педагогов, как стало известно при подведении итогов ночного дежурства, к счастью, обошлось без происшествий. За сухими докладами о посещенных семьях, о проведенных профилактических беседах – теперь я знаю не понаслышке – очень нужное дело, за которое хочется сказать спасибо нашим полицейским: сегодня дети не гуляли по ночному городу.

 

Виктор МОЛОДОВСКИЙ

Поделиться в социальных сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
comments powered by HyperComments
Поделиться: