Седина в бороду, бес в ребро

depositphotos_11991287-stock-photo-funny-senior-drunk-woman

Пикантное уголовное дело рассмотрели в Степногорском городском суде. 59-летняя женщина обвинила 55-летнюю знакомую… в избиении на дачном участке. Причина ссоры – мужчина. Заявительница позволила себе пристать к мужу хозяйки дачного участка и якобы пострадала от ее рук. Длительные судебные заседания (они проходили даже на злополучном дачном участке) все-таки рассудили двух дам.

 

«Уходи отсюда, дрянь»

 

Надежда Ивановна Петрова (назовем одну из героинь так) вместе с мужем и еще несколькими людьми 21 марта гостила на загородной даче у своей знакомой Натальи Анатольевны Кочкиной (имя и фамилия изменены). Компания отмечала Наурыз, естественно, выпивала, жарила первый в новом сезоне шашлык, шутила и танцевала. После того как вечер завершился, за столом остались Надежда Ивановна, Наталья Анатольевна и ее муж. А дальше все со слов заявительницы. Мол, хозяйка дачи резко вскочила, беспричинно стала давать пощечины, а затем с яростью набросилась и начала таскать за волосы. «Она стала вытаскивать меня из-за стола к свободному месту на веранде, где пыталась свалить на пол. Потом я оказалась на пороге, где запнулась и упала. Меня настигла Кочкина и там начала пинать. Я упала лицом вниз на руки, при этом закрывала голову от ударов руками. Кочкина наносила удары по левой стороне тела, по плечу, бедру, по ноге. После этого я какое-то время полежала, потом поднялась и пошла в дом за сумкой. Когда я вышла с дачи, я упала, полежала чуть-чуть и пошла к шлагбауму. У скребка для обуви, что перед калиткой, присела, чтобы достать из сумки телефон и очки, позвонить в такси. У шлагбаума встретила такси, таксист отвез меня домой», — описывала тот вечер в суде пострадавшая. Надежда Петрова также отметила, что во время потасовки ее муж крепко спал в домике.

Телесные повреждения якобы избитая женщина зафиксировала у судмедэксперта: кровоподтеки под глазами, на лице, руках, ногах. Все это было оценено специалистом как легкий вред здоровью. За медицинской помощью Петрова не обращалась до 24 марта, а лишь накануне написала заявление в полицию о своем избиении. Вместе с этим женщина попросила взыскать с владелицы дачи материальный ущерб – потраченные на лечение деньги, деньги за проезд на судебные заседания из соседнего города, а также 200 000 тенге в счет возмещения морального вреда.

Но обвиняемая Наталья Анатольевна Кочкина виновной себя категорически не признала – она утверждала, что не избивала Петрову. Женщина рассказала свою версию произошедшего. Компания, действительно, отмечала на даче Наурыз. Праздник проходил в тесной компании, однако за рамки приличия выходила только Петрова – женщина допускала оскорбительные выпады в адрес своего мужа и неприличные шутки. После застолья Кочкина предложила Петровой и ее мужу остаться с ночевкой. Вскоре выпивший мужчина ушел с веранды в комнату, где уснул. Проводив гостей, Наталья Кочкина вернулась на веранду, где стала свидетельницей неприглядной картины: Надежда Петрова приставала к чужому мужу – одной рукой пыталась обнимать, а другой… залезть в штаны к мужчине. К тому же, подвыпившая дамочка лезла целоваться к мужчине. Все это и увидела Наталья Кочкина, которая, естественно, возмутилась и в сердцах стала кричать: «Уходи отсюда, дрянь», оттолкнув Петрову от своего мужа. Застуканная врасплох и жаждущая любви и ласки женщина вернулась к столу, сходу выпила пару рюмок водки, а после этого, оскорбляя хозяев дачи и накинув на себя пуховик, попыталась ретироваться. Но, запнувшись о порог входной двери, Надежда Петрова упала между крыльцом и бордюром. По словам хозяйки дачи, она испугалась, так как, ударившись о тротуарную плитку, женщина наверняка могла себе разбить лицо или голову. Кочкина, преодолев свою ненависть к совратительнице, спустилась к ней, но та не подпускала к себе никого и кричала, чтобы к ней не подходили. Затем женщина все-таки поднялась, взяла с веранды свою сумку и, даже не пытаясь разбудить спящего мужа, опять двинулась к выходу. Уже перед калиткой Петрова снова запнулась о скребок для обуви и опять упала. В это время за происходящим уже наблюдали двое соседей Кочкиных, которые приехали вечером на свои дачные участки с ночевкой. При этом Петрова то падала, то поднималась, но продолжала передвигаться по дачной линии, пока не скрылась из виду. Следом был разбужен и пьяный муж Петровой, которому попытались объяснить произошедшее. Мужчину отправили следом за женой. Праздник был окончательно испорчен… Утром мужчина снова вернулся на дачный участок, чтобы уже на трезвую голову восстановить картину вчерашних событий, так как жена с ним не проронила ни слова…

 

«Изнасиловать» не успела

 

Суд выслушал всех свидетелей по делу и сделал свои выводы. По словам допрошенного в суде мужа Надежды Петровой, само «действо» он проспал, но уже после ему рассказали о непристойном поведении его жены. Мужчина подчеркнул, что на теле жены синяков не видел, но лицо ее было опухшим. Дочь потерпевшей, напротив, утверждала, что мать была вся в синяках, и настояла, чтобы та обратилась в полицию.

Супруг хозяйки дачи, из-за которого и разгорелся весь сыр-бор, отметил, что, действительно, Петрова в тот вечер дерзко вела себя за столом, отпускала резкости в сторону своего мужа и гостей, нескромно выражаясь. «Жена пошла провожать гостей, а я стал носить в дом уголь, чтобы поддерживать температуру, потому что решили остаться на ночь в доме. В это время муж Петровой уже спал в смежной с верандой комнате, где и была печь. Взяв два пустых ведра для угля, я стал выходить на веранду из комнаты, как ко мне подошла Надежда и неожиданно одной рукой обняла меня и стала целовать, а другой рукой полезла в штаны. Я не ожидал такого от нее, поэтому оторопел там же, стоя с ведрами в руках. В тот же момент увидел входящую в дом жену. Она оттолкнула Петрову от меня и сказала, чтобы та разбудила своего мужа и убиралась с дачи. Но Петрова не стала уходить, а села за стол, возмущаясь, что она, мол, ничего такого не делала и даже не успела меня «изнасиловать». За столом выпила рюмку водки, потом налила еще рюмку, стала ругаться и оскорблять меня и мою жену. Никто ее не бил, а лишь требовали уехать», — рассказал мужчина, отметив, что домогательница падала несколько раз – возле цветника, возле калитки и на дороге за забором.

Не меньше были поражены разнузданным поведением пьяной женщины в возрасте и соседи по даче, которые приехали на участки вечером, чтобы покормить собак. Важные показания дал и свидетель, найденный Натальей Кочкиной благодаря объявлению в соцсетях с просьбой откликнуться тех, кто еще видел Петрову в районе дач в тот злополучный вечер 21 марта. «Мы уже стали жить на даче и в тот вечер вместе с братом жены по пути на колонку за водой увидели сидящую на трубе возле магазина женщину, — рассказал свидетель. – Время было уже темное, дорогу я освещал фонариком. Территория садоводства не освещается, и находиться там небезопасно. Мы подошли к ней, чтобы выяснить, не нужна ли ей помощь. Женщина была пьяна, агрессивна, но не плакала, признаков каких-либо повреждений на лице у нее не было. На наше предложение не сидеть в темном месте, отреагировала агрессивно, но мы помогли ей дойти ближе к шлагбауму, так как был гололед и пьяной женщине было трудно идти».

Судмедэксперт в суде пояснил, что телесные повреждения, обнаруженные у Надежды Петровой, могли быть получены как при падении, так и при избиении (в частности, от падения могут образоваться повреждения, которые расположены на выступающих частях тела, однозначно их невозможно разграничить). При нанесении множественных ударов человеком, а у Петровой обнаружено 13 повреждений, у наносившего удары также должны быть следы повреждений, но у освидетельствованной одновременно Натальи Кочкиной никаких повреждений не обнаружено.

В итоге суд решил, что достаточных доказательств умышленного причинения легкого вреда здоровью заявительницы не было добыто. Свидетельства мужа и дочери являются косвенными, поскольку те не являлись очевидцами преступления, а знают обстоятельства со слов частной обвинительницы. Показания таксиста, который подвозил Петрову с дач домой, не подтверждаются самим бюро, в котором не зарегистрировано вызовов с дач или на дачи (вызов был принят мимо бюро такси, и это позволило суду сомневаться в достоверности показаний таксиста). Да и показания самой обвинительницы не всегда были последовательны – она точно не могла сказать, как и где падала, а если ее и били, то по каким частям тела. Кроме того, не установлен умысел Натальи Кочкиной причинить вред здоровью своей знакомой, которую сама же позвала переночевать на даче. В итоге женщину оправдали за отсутствием в ее действиях состава преступления. Частной заявительнице отказано в возмещении материального и морального вреда. Приговор может быть обжалован в течение двух недель. А вот отношения двух приятельниц уже вряд ли наладятся…

 

Максим БАЛУЕВ, по материалам суда

Поделиться в социальных сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
comments powered by HyperComments
Поделиться: