Прощай, деревня! (ВИКТОР МОЛОДОВСКИЙ)

IMG_6543

О сиротском виде этнодеревни в лесопарковой зоне мы уже писали. Но пришедшее на редакционную почту читательское письмо вновь вернуло нас к этой теме – чтобы уже навсегда распрощаться едва ли не с главным детищем бывшего акима города Муратбека Такамбаева.

Читатель подошел к проблеме по-деловому, поставив несколько категоричных прямых вопросов: «Кто допустил халатное отношение (помимо нас всех) к этнодеревне, результатом чего стало ее печальное состояние? Кто разрешил производить снос этнодеревни (один из домов разобран до фундамента)? Кто теперь в ответе за деньги налогоплательщиков, чьи деньги были заложены в эти дома? Почему разбор домов производился ночью и кто этим вопросом занимается? Сообщения в полицию были о несанкционированном разрушении памятников города».

Имея привычку все, что можно, перепроверять, мы поехали в лесопарковую зону, чтобы воочию увидеть, в каком состоянии сегодня так называемая этнодеревня. Почему, спросите, так называемая? Ну, потому, что, согласитесь, весьма условно можно назвать этнодеревней три домика – обещанный четвертый, немецкий, так и не построили. Но если и называть все, что осталось, этнодеревней, то обязательно с эпитетами: разоренная, разрушенная, заброшенная.

Картина, и правда, удручающая. На месте русской избы, сложенной из бревен, лишь окруженный еще не до конца разобранным забором фундамент да «пепелище» — груда пропитанных сажей кирпичей на месте русской печки.

IMG_6518

Два оставшихся домика имеют жалкий, унылый вид: дверь в казахской постройке отчасти вырвана и свернута «набекрень», держится на одном честном слове, от печки остался лишь остов; дверь в украинской хате и вовсе снесена, окно выбито, сруб для колодца приспособлен под стихийную свалку. Внутри домов – разор и запустение. Остались, правда, следы чужого присутствия: в одном доме — в виде отходов человеческой жизнедеятельности, опустошенных и разбитых бутылок из-под пива, в другом – с матерной надписью на доске и тоже с битым бутылочным стеклом. Поваленный то в одном, то в другом месте плетеный забор, огораживающий украинскую хату, напомнил мне эпизод из мультфильма «Жил-был пес», когда волк, обожравшись от пуза, не смог перепрыгнуть через плетень и попросту повалил его под тяжестью собственного веса. Беда! И правда, нет больше у нас этнодеревни.

IMG_6536

И все же больше всех пострадала русская изба – сначала в ней сожгли деревянный настил – видимо, хотели испробовать на функциональность демонстрационную национальную печь. Теперь и вовсе бревенчатую избу по бревнам растащили. Может, это сделали заводчане, не желая безучастно наблюдать, как по-варварски обходятся с их любовно отстроенной избой, на которую затрачено без малого 3 миллиона тенге? Я позвонил генеральному директору АО «ЕПК Степногорск» и кое-что узнал у Анатолия Томилова. Ему уже известно, что избу разобрали по заданию властей (гендиректор хотел ее показать первому директору подшипникового завода, приехавшему в Степногорск на юбилейные торжества предприятия, да смотреть было больше не на что). Оказывается, в акимате приняли решение, чтобы сохранить избу, разместить ее на территории средней школы №1.

Поехали туда. Бревенчатые стены издалека видны в школьном дворе. Подходим ближе – и, когда фотографируем объект без крыши и полов, без окон и дверей, откуда-то из-за спины слышим ироничное: «Что, пришли на общественную баню посмотреть?». Больше прояснить нам ничего не удалось (у директора школы совещание), но приметы бывшей русской избы в этом недострое мы все-таки нашли.

Решили поехать в акимат – все дороги ведут туда – и там задать вопросы нашего читателя. Поскольку этнодеревня (это мы хорошо помним) была в свое время, так сказать, «приписана» к Дому дружбы и творчества, пошли прямиком к Баян Айтпаевой, исполняющей обязанности руководителя отдела культуры и языков, в чьем ведении все культурные объекты города. Правда, Баян Ермековна почему-то неохотно признавала свое кураторство над этнодеревней, да и, странное дело, отказала ей в праве так именоваться (слава Богу, что это все не слышит Муратбек Такамбаев): «Никаких документов нет, что это этноаул. Это, по документам, макеты домов – русская изба, украинская изба (видимо, все-таки хата. – В.М.), казахский домик… На балансе отдела культуры их не было… Они ни за кем не закреплены. Это не наш объект… Он передавался Дому дружбы и творчества — как макеты домов, но не как этнодеревня». Ну и как такой ответ прикажете понимать, если, с одной стороны, Дом дружбы и творчества находится при отделе культуры, а так называемые «макеты» национальных жилищ, переданные Дому дружбы и творчества, не признаются объектами отдела культуры?

Мы поинтересовались у исполняющей обязанности руководителя отдела культуры, кому принадлежит идея переноса русской избы на территорию первой школы? С вопросом о переносе избы с места на место Баян Айтпаева направила нас к заместителю акима города Гульназ Абиловой, на уровне которой, как нам было сказано, принималось решение рассредоточить национальные жилища по городским территориям.

Из того немногого, что было сказано Баян Айтпаевой, мы все же уяснили для себя, что русскую избу, как ценный объект, «поселили» в русской школе «с целью сохранности». В планах сделать нечто подобное и с казахским домиком, и с украинской хатой – чтобы их тоже сохранить.

Было бы что сохранять. В ответ на это мы услышали: «Я видела казахский домик. Дверь мы заколотили, чтобы там люди в летнее время не ходили. В украинской избе тоже дверь и все окна заколочены – она тоже в дальнейшем будет перенесена. Пока неизвестно – куда… Там нет возможности сохранить, потому что это отрытая местность».

Надеемся, фотографии, которые иллюстрируют эту публикацию, скорректируют представление и.о. руководителя отдела культуры о реальном состоянии стоящих в лесопарковой зоне «макетов». Уж точно, этнодеревни в том виде, в каком ее задумывал бывший аким города, больше не будет. Значит ли это, что идея Муратбека Такамбаева построить этнодеревню в лесопарковой зоне города оказалась неудачной? Баян Айтпаева постаралась ответить на неудобный вопрос дипломатично: «Неправильных идей вообще не бывает. Идеи пересматриваются, какие-то изменения вносятся».

По мнению, и.о. руководителя отдела культуры, этнодеревня должна использоваться постоянно, но там мероприятия проводились едва ли не раз в год – на День единства народа Казахстана. А вот в школах, куда начали, с русской избы, перемешать так называемые «макеты», мероприятия с культурно-национальным уклоном проводятся часто – там этим постройкам и место.

Спорные суждения. Особенно если знать, какой интересной и разнообразной жизнью «живут» этнодеревни в других городах Казахстана. Такую же жизнь «пророчили» и широко распиаренной этнодеревне в Степногорске. И перед тем, как сказать «Прощай, этнодеревня», давайте помянем задумку Муратбека Такамбаева добрым словом – газетными цитатами той поры.

«На укрепление дружбы и единства, проживающих в Степногорске народностей направлена инициатива главы города Муратбека Такамбаева о создании в городе этнографической деревни, сообщает пресс-служба акима города.

В День Единства народа Казахстана территории бывшей танцплощадки в парковой зоне, где было определено место возведения будущей деревней, в торжественной обстановке акимом города, руководителями этнокультурных объединений и руководителями промышленных предприятий города была заложена капсула, как символ грядущего возведения этнодеревни, цель которой – показать быт, традиции, обряды и обычаи народов, которые проживают на территории Степногорска.

Уже через год, как запланировано, степногорцы отметят День Единства народов Казахстана на площадке этнической деревни, где к тому моменту силами этнокультурных обществ и с помощью руководства промышленных предприятий будут возведены первые дома как символ мирного сосуществования этносов.

Сегодня в Степногорске 5 этнокультурных общества – татарское, немецкое, польское, азербайджанское и чечено-ингушское, в планах присоединение к ним армянского и корейского сообществ. И эти сообщества будут бок о бок будут соседствовать в этнодеревне, воссоздавая не только архитектуру, и внутреннее убранство своих национальных жилищ.

По задумке акима города, этнографическая деревня станет прекрасным местом для проведения этнических праздников, где каждый, и особенно юное поколение, смогут прикоснуться к вековым традициям и почувствовать себя частью целого этноса, ведь главная ценность и достояние нашей республики – дружба и согласие между представителями разных национальностей».

P.S. Когда верстался номер, заместитель акима города Гульназ Абилова рассказала о планируемой судьбе домов из этнодеревни: «Там изначально не был учтен ландшафт – сначала надо было выровнять это затопленное место, подвести туда коммуникации, освещение. Ведь это предполагает сигнализацию и охрану. Все это не было предусмотрено. Дома были переданы на баланс Дома дружбы и творчества. В течение трех лет за сохранность приходилось отвечать отделу культуры, нанимать сторожей… Для того чтобы провести туда освещение и коммуникации, выровнять ландшафт, сделать ограждение, необходимы достаточно большие средства. В 2015 году это было порядка 17 млн тенге. Это очень большие средства для бюджета. Да и само расположение за городом не совсем удобно для содержания объекта, ведь зимой простаивает… Это достаточно дорогостоящее удовольствие… Начался вандализм, стали проникать в эти дома. Наибольшую ценность представляет деревянный дом. Мы приняли решение демонтировать его и перенести на огражденную территорию первой школы, сделать там русский музей. Что касается оставшихся домов, то они пока останутся на прежнем месте, так как более сохранены. Скорее всего, украинскую избу придется полностью восстанавливать, она саманная, ее не разобрать. Пока за их сохранность нет опасений. Чтобы перенести русский дом, из бюджета потребовался миллион тенге…».

Поделиться в социальных сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
comments powered by HyperComments
Поделиться: