Что за жизнь у тети Ани? (ГАЛИЯ ХОЗИНА)

17110905

Эх, судьба-судьбинушка… Да ведь никто и не скажет, что плохой человек Анна Семеновна, только все у нее наперекосяк, не по-людски. По молодости хохотушкой и озорницей была, все в сказки верила. «Чистое сердце у девчонки, — кручинилась старая мать. – Кто замарает, горько ей будет…». Для друзей и подруг первая палочка-выручалочка. После танцев в клубе всей гурьбой пожалуйте к Анютке во двор под старую яблоню. Маманька дряхленькая, добрая, сильно не заругает. Гульба, танцы, посиделки, все по-доброму, по-советски, без пьянства или серьезного баловства.

На огонек в девичий дом стал заходить и Андрей. Тихий, неприметный паренек с затаинкой в глазах. Остался последним и просидел с Аней до первых петухов. Друзья по-прежнему приходили в гостеприимный дом, но для Ани и Андрея мир перестал существовать. «Это случилось, — замирало чистое сердце, — это не сказка, бывает все же любовь…». Всем хорош был Андрей, не сразу, но переехал к Ане с маманькой. Своей хаты у него не было, отец умер рано, мать вышла замуж и жила новой семьей, не вмешиваясь в дела старшего сына. Неплохо жили молодые, всякое бывало, и ругань и мир, но Анютка не была строга к возлюбленному, жалела, знала, что мало в жизни хорошего видел, да что греха таить, любила до одури, каждую его клеточку, каждый волосок.

Из поселка переехали в Степногорск, стал Андрей с товарищами ездить в далекие командировки. Аня растила детей, пахала как лошадка и все ждала, ждала… Сколько времени просидела она у окна? Много одиноких ночей и беспросветных пустых будней выпало на ее долю жены вахтового рабочего. Короткие редкие встречи сменялись бесконечной разлукой. Но отчего-то Андрею все было чуждо в семейном доме. Руки к делу не лежали, он все чаще проводил короткие приезды вне дома, возвращаясь пьяным и злым к утру. В агонии мужик загонял домашних под лавку, а наутро каялся и стоял на коленях. Напившись однажды, он заревел Ане в лицо: «Скажи спасибо, что я тебя вообще взял! Полдеревни к тебе ходило, подобрал никому не нужную, век благодарить должна! К тебе пришел, потому что жить негде было!».

Тогда эти слова пронзили Аню насквозь. Без ножа, без лезвия забилась в предсмертных биениях душа — сизая голубка. А потом Андрей уехал. Говорили, что нашел он в далеких далях красивую ляльку, которая из него веревки вьет. А тут еще рухнул Советский Союз, некому было поддержать Анютку, маманька давно померла, ни сестер, ни братьев у нее не было. Безработица, безденежье и безверье захлестнули женщину, опустошив до дна. «Подружка-литрушка» приходила к ней в дом вместе с многочисленными друзьями. Выпивая, Анютка забывала свое горе, а вместе с тем и саму себя. Не заметила, как прошли годы, как вместе с ней спился младший сын. Знала лишь только, что бедовая она, горемычная, никому не нужная…

Подрабатывала тетя Аня, мыла подъезды, выносила мусор из магазинов, а потом набирала в долг спиртное и приносила в дом, где ждал сын. Напивались, затем дрались, обвиняя друг друга в общих бедах. Сын поднимал на мать руку, приезжала полиция, тетя Аня отказывалась писать заявление – и так раз за разом. Соседи перестали обращать внимание на странную парочку, жалея в душе общительную безобидную тетку. Постепенно зеленый змий окончательно воцарился в доме Анны Семеновны, она уже не могла работать, сын вообще этим никогда не занимался. Пришла нищета. Дом тети Ани лишился энергии, квартиру отключили от электричества, перекрыли воду….

Что произошло в тот злополучный день, не знает никто. Известно только, что дождавшись темноты, тетя Аня принялась в очередной раз нелегально подключать свет. Женщина соединила провода, раздался треск, посыпались искры, и во всем подъезде прекратилась подача электричества. Соседи повалили из квартир и застали обескураженную тетю Аню на месте происшествия. Отключение тока – полбеды. Во всех квартирах подъезда перегорели электроприборы, сгорели чайники, микроволновки, холодильники, стиральные машинки и многое другое техническое оборудование, подключенное в роковой момент к розетке. Вот тут-то тетя Аня узнала, что такое всеобщий людской гнев. Женщину ругали и поносили на чем свет. Кто-то пытался воздерживаться от оскорблений, не терпящие же церемоний высказали в глаза тете Ане все, что они думают о ней, о ее сыне и об их образе жизни, который аукнулся пятнадцати квартирам. Обещали затаскать по судам.

На улице стояла ночь. Тетя Аня оставшись после скандала одна, сидела на лавочке. О чем думала она в этот момент? А может, и вовсе бессмысленно взирала в пустоту и только вопрошала глазами: почему, зачем? Ясно, что нелегко было тете Ане, так и не поняла, для чего, для кого прожила такую неприглядную жизнь? Чтобы приносить другим боль и страдания? Как быть дальше? И быть ли? Или нет ее уже давно, с тех самых пор, как прошлись по ее чистому сердцу грязными сапогами и топтали без меры кто ни попадя? Наутро жители подъезда потихоньку потянулись кто на работу, кто на учебу. Первые ласточки выпархивали из подъездных дверей и обращали внимание на странную фигуру, лежащую на лавочке. Бог ты мой, это же тетя Аня, не двигается, не дышит… Вызвали «Скорую помощь», врачи констатировали кончину. Вот и вся история жизни Анны Семеновны. «Отмучилась, — только и сказали соседи, — пусть земля ей будет пухом…».

 

Галия ХОЗИНА

Поделиться в социальных сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
comments powered by HyperComments
Поделиться: