100 дней Ерасыла Жуманбаева (Виктор МОЛОДОВСКИЙ)

IMG_5228+

Как-то не везет Степногорку с заместителями акима, курирующими экономику региона. Не держатся они у нас подолгу, не помню уже, с каких времен. А последняя рокировка, когда замакима – куратор социалки — был назначен присматривать за экономикой (и продержался на этой должности всего ничего), — на мой взгляд, нисколько не добавила к важности этого участка работы.

Но вот в ноябре прошлого года аким города представил коллегам своего нового зама по экономике, связав с ним большие ожидания. Уже минуло 100 дней после назначения Ерасыла Жуманбаева в Степногорск. Самое время узнать, какие первые шаги сделал новый зам на экономическом направлении, какие у него виды на экономику региона в ближайшей перспективе, какие новые бизнес-проекты будут реализованы в нашем городе, да и вообще, надолго ли он у нас, в Степногорске.

 

До назначения в Степногорск

 

— Ерасыл Темирбекович, вы человек новый для Степногорска, а участок работы у вас очень ответственный. Хотелось бы узнать, кому доверили курировать экономику региона. Расскажите читателям «Престижа» немного о себе, о начале своей трудовой деятельности.

— Я родился в городе Каркаралинске Карагандинской области. Выходец из обычной семьи. Отец ведет свое крестьянское хозяйство, мама – индивидуальный предприниматель, у нее небольшой продуктовый магазин в Каркаралинском районе.

В 2008 году я окончил Карагандинский экономический университет, бакалавр финансов, мой профиль по первому образованию – банковское дело. В Астане сдал тесты на госслужбу и прошел конкурсный отбор в Министерство труда. Первый мой трудовой опыт был в Департаменте занятости и миграции населения – все, что связано с безработицей, социальными вопросами. В 2008 году стартовала уникальная программа – Дорожная карта занятости. Мы выделяли деньги на ремонтные работы и через центры занятости трудоустраивали на ремонтируемые объекты людей. По поручению Главы государства в 2008 – 2009 годах была реализована такая первая антикризисная инициатива, которая получила множество положительных откликов и поддержку населения. За два года мы около 300 тысяч безработных охватили работой. В Управлении политики занятости, где я работал, была выработана система для создания первых центров занятости в регионах. Сегодня их в Казахстане 2100.

Я приобрел колоссальный опыт в Министерстве труда, начав в 2008 году специалистом и дойдя в 2011 году до начальника отдела. Кстати, там я и познакомился со своей супругой, ее зовут Ардак. В 2011 году создали семью.

Дальнейшая моя работа была связана с Комитетом регионального развития при Министерстве экономического развития и торговли. Мы занимались вопросами развития регионов. Управление административно-территориального развития, которое я возглавлял, занималось финансированием больших проектов в сфере бюджетных инвестиций. Мы выделяли целевые трансферты, к примеру, на строительство мостов, дорог в регионах – туда, где не было возможности финансировать крупные проекты за счет местного бюджета.

В образованном Министерстве регионального развития я работал заместителем директора Департамента. Мы с коллегами занимались разработкой Программы развития моногородов. Тогда была выстроена единая политика развития регионов согласно поручению Главы государства. К примеру, Степногорск получил статус моногорода со средним потенциалом экономического развития. Вошедшие в госпрограмму моногорода, в их числе и Степногорск, получали точечное финансирование из республиканского бюджета, напрямую из Правительства.

После реорганизации на уровне Правительства я перешел начальником управления в Департамент регионального развития при Министерстве национальной экономики.

Через два года поступило хорошее предложение поработать в Департаменте развития предпринимательства. Я стал руководителем управления, которое реализует Дорожную карту бизнеса, то есть занимается господдержкой в сфере предпринимательства. Там я работал до назначения на должность заместителя акима Степногорска.

 

На службу в Степногорск

 

— Как, скажите, появился в вашей жизни Степногорск? После такого быстрого и успешного карьерного роста в столице?

— Если честно, хотелось попробовать себя в каком-нибудь конкретном регионе, на себе ощутить все специфику практической работы на местах. Когда я работал еще в Министерстве регионального развития, контактировал со всеми акимами, с госчиновниками из регионов, и мне от них поступало немало интересных предложений по работе. Я все откладывал. Сами понимаете, семья, двое детей – дочка и сын, ну и Астана с ее столичным сервисом привлекала. Когда работал в Департаменте развития предпринимательства, подустал от «бумаготворчества», частых совещаний. Там, конечно, есть чему научиться, но, я считаю, накопленного багажа знаний на высоком министерском уровне мне хватает на этом этапе жизни. А тут как раз поступило предложение о работе в Актюбинской области, заместителем руководителя областного управления строительства. Я долго думал, но в конечном итоге согласился. Полгода там поработал, но далековато от семьи, которая осталась в Астане. Чтобы приехать к родным, нужно было сутки потратить на дорогу.

Решил искать вакансии ближе к Астане. Подал документы в несколько мест. По итогам конкурса и собеседования прибыл для дальнейшей государственной службы в Степногорск, на должность заместителя акима.

— Получается, ваше назначение в Степногорск, никак не объясняется, например, дружескими отношениями с акимом города?

— Я до назначения в Степногорск видел акима города три или четыре раза по госслужбе, на совещаниях. Не более того. Но с моим назначением это никак не связано. Знаю Ануара Каиргельдыевича (Кумпекеева. – В.М.) как делового человека. Сами видите, как Степногорск поднялся за последнее время.

— Ерасыл Темирбекович, скажите, вы к нам не как в Актюбинскую область, — не на полгода? Почему-то именно замы по экономике часто у нас меняются – не успеваешь запомнить имен и, уж тем более, их дел.

— У меня серьезные намерения связаны со Степногорском. Нет в планах такого – сейчас посидеть, а потом уйти. Я хочу поработать здесь, проверить себя в деле. Есть много такого, чему хочу научиться. Надо какие-то результаты своей работы показать. Раз уж я из центра пришел, надо в любом случае какие-то новшества привнести сюда.

— На что Ануар Кумпекеев нацелил вас, когда представлял акимату города?

— Аким города акцентировал внимание на развитии предпринимательства. Крупные предприятия здесь занимают прочные позиции. А вот помочь развитию предпринимательства, именно среднего и малого бизнеса, в частности, сельского хозяйства, переработки, – на это нацелил меня аким.

— Прежде чем поговорим о предпринимательстве, давайте скажем, как акимат, и вы в частности, отстаивает интересы города на уровне правительства. Тем более что любые проекты так или иначе будут реализовываться при участии бизнеса.

— Мы съездили в профильные министерства, внесли предложения на выделение средств для ремонта дорог, в частности, дороги на промзону, на увеличение средств в части кредитования предпринимательства, на финансирование строительства двух 45-квартирных домов, на выделение денег для подготовки инфраструктуры под индивидуальное жилищное строительство в 20 микрорайоне. Также внесли проекты в комитет по делам строительства – по теплоснабжению, по водоснабжению.

Много задач, которые нужно решать. Понятно, что не мы такие одни, кому нужны деньги на те или иные проекты, но делаем все возможное, чтобы наши предложения в значительной степени были учтены при уточнении бюджета этого года.

 

По дорожной карте бизнеса

 

— Ерасыл Темирбекович, как будете выполнять поставленную перед вами задачу – развивать предпринимательство в Степногорске?

— Хотел бы начать с того, что среди моногородов Казахстана мы занимаем второе место в развитии предпринимательства. И постараемся не сбавить темпов. И если нас эти темпы не удовлетворяют, то это связано, прежде всего, с отсутствием доступности финансовых средств, а также с недостаточной инициативностью со стороны населения, со стороны бизнеса. Кто-то из действующих предпринимателей не хочет рисковать, имея, может быть, и небольшой, но стабильный доход; кто-то, даже имея желание открыть свой бизнес, не всегда решается на это в силу тех или иных причин, зачастую психологических. Учитывая это, мы сейчас реализуем две программы, направленные на развитие среднего и малого предпринимательства, — это Дорожная карта бизнеса, а также Программа развития массового предпринимательства и занятости.

По поручению акима города мы заключили меморандум с фондом «Даму» — уже привлекли на этот год 150 миллионов на развитие малого и среднего предпринимательства. Это может быть любая сфера, за исключением торговли. Конечно же, в приоритете социальное направление (образование, здравоохранение, социальные проекты) и сельское хозяйство, переработка. До конца первого квартала мы должны привлечь людей, заинтересованных в реализации тех или иных проектов, которые будут финансироваться фондом «Даму» из этих 150 миллионов через банки второго уровня. Это будут кредиты под 8 – 8,5%. Будет все прозрачно, предлагаемые проекты рассмотрят комиссия, общественный совет. Здесь главная идея не в 150 млн тенге – просто в сам Степногорск банки второго уровня не идут. А теперь мы эти деньги размещаем в банках, и они, хочешь не хочешь, к нам придут под воздействием фонда «Даму». Помимо этих 150 млн банки будут вкладывать и свои средства – еще 100 – 150 млн, если мы покажем заинтересованность предпринимателей. Вот в чем наша задача. Если наберем проектов, скажем, на миллиард – на столько и направим. Потом пусть банки смотрят: есть для них привлекательность в этих проектах – пусть финансируют.

— Давайте посмотрим на эту идею с другой стороны. Не станет ли серьезным препятствием отсутствие предпринимательской инициативы? С банками договоритесь, а как эту самую инициативу в народе пробудить?

— Очень хороший вопрос. В Степногорске люди привыкли работать, так сказать, от зарплаты до зарплаты. Благо она стабильная. Развиваются в основном одни и те же предприниматели. В планах большинства предпринимателей расширение не планируется. Но на самом деле, как говорят сельхозники, Степногорск – это непаханое поле для предпринимательства. Будем привлекать людей к бизнесу через СМИ, через разъяснительные мероприятия. Мы уже составили план таких мероприятий. Теперь задача отдела предпринимательства и центра занятости – обеспечить информированность населения. На крупных торговых точках каждый день проводятся беседы с индивидуальными предпринимателями. Привлекаем к развитию всех, у кого есть желание, кто имеет хотя бы 30 – 40 процентов залогового обеспечения. К этим кредитам будут применены гарантии фонда «Даму»: до 70 процентов мы гарантируем. Если у потенциального предпринимателя, условно говоря, 3 млн тенге в банковском депозите имеется, он может получить 10 млн, при этом 7 млн тенге обеспечения фонд «Даму» дает.

Самое главное теперь – информированность населения.

Вторая сторона медали – это, конечно, процентная ставка кредита. Сейчас в банках, по сравнению с прошлыми годами, проценты снижаются. К сведению: базовую ставку Национального банка снизили на 9,5 процента.

— Вы ждете предпринимательской инициативы от людей. Это хорошо. Но мне кажется, такой инициативы не хватает, скажем, тому же отделу предпринимательства. Почему бы акимату самому не выступить с предложением того или иного бизнес-проекта – кто, как не акимат, должен лучше других знать, какие направления нужно развивать в регионе?

— У нас во всех крупных программных документах определена экономическая специализация – как должен двигаться Степногорск, в целом Акмолинская область. Например, в Программе развития территорий конкретно сказано: в Степногорске есть горнодобывающая промышленность, обрабатывающая и так далее, и, помимо этого, надо создавать смежные предприятия вокруг этих крупных.

К тому же, нам в план мероприятий на этот год как обязательство поставили переработку животноводческой продукции. Здесь нет для нас ничего нового, местный исполнительный орган Степногорска это все знает. Сейчас у нас есть наметки по переработке сельскохозяйственной продукции. Под руководством акима города мы составили свой план. Еженедельно будем собирать предпринимателей, по каждому в деталях расписали мероприятия, от замысла до открытия бизнеса. Будем собирать все службы, вплоть до представителей финансовых институтов, и эти проекты сопровождать, чтобы, как вы говорите, не полагаться на одну только предпринимательскую инициативу.

Основная задача — больше производить своей, степногорской, продукции. Планы у нас есть по переработке молока, мяса, производству колбасных изделий. К примеру, в Карабулаке такие намерения есть, там же и сырье имеется, а сбыт уже в городе будет. В наших планах — до конца года начать выпуск сельскохозяйственной продукции местного производства.

— Что ж, будем ждать возвращения на местный рынок степногорских молока и колбасы.

 

Даешь массовое предпринимательство!

 

Вы, Ерасыл Темирбекович, рассказали о предстоящей работе по Дорожной карте бизнеса, а какие возможности открывает для бизнеса Программа развития массового предпринимательства и занятости?

— По этой программе эффективная ставка по кредиту – 6 процентов конечному заемщику. Сумма, конечно, ограничена – 19 млн тенге, или 8 тысяч МРП, потому что здесь ориентир в основном на стартап-проекты, на начинающих предпринимателей. И особое условие – обязательное трудоустройство. Конечно, кредит очень привлекательный – под 6 процентов. Там есть и каникулы до года по выплате основного долга. По срокам можем ранжировать: на сельхознаправлении возвращение кредита — до семи лет, в городах – до пяти лет.

Притом что кредит привлекательный, по итогам 2017 года у нас очень слабое участие в этом направлении.

— Чем вы это объясните?

— Денежные средства поступают из двух источников. Жителям сельских населенных пунктов деньги выделяет Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства – это «дочка» КазАгро. Тем, кто хочет построить бизнес в городе, деньги выделяют через фонд «Даму» банки второго уровня. Для Акмолинской области было выделено 590 млн тенге в прошлом году. В этой программе участвуют два города – Кокшетау и Степногорск. Кредитуются в основном кокшетауские предприниматели.

А сельскохозяйственное направление у нас хорошо реализуется, в основном это расширение животноводства. Но там денег не хватает. Для нас было предусмотрено 43 млн – мы взяли 51 млн по селам.

В этом году мы, по инициативе акима, направили заявку об увеличении кредита до 120 млн тенге по селам. Надеемся, нас поддержат. А лимит по городу у нас в этом году уже 603 млн тенге – для Кокшетау и Степногорска. Можем претендовать хоть на всю сумму – главное теперь готовить предпринимателей. И опять же, реальный залог нужен. Мы должны вместе с отделом предпринимательства, сельского хозяйства и другими структурами хорошо потрудиться. Надеемся и на активную помощь палаты предпринимателей. Хотим больше поддержки со стороны СМИ, общественных организаций. Нам надо не только людей убеждать заниматься бизнесом, но и, условно говоря, за руки вести.

— Когда-то на уровне местной исполнительной власти много говорилось о более активном привлечении инвесторов в Степногорск. Это ведь тоже путь к развитию предпринимательства. Ерасыл Темирбекович, что-то делается, чтобы в наш город приходили инвесторы со своим капиталом?

— Эта работа не новая, она и до меня хорошо велась. Какие-то условия для привлечения инвесторов создавались и создаются. «Казахалтын» развивается, АО «ЕПК Степногорск» расширяется, инвесторы «Биокорм» реанимируют…

— А сколько у нас уже ушло? Сколько закрылось? Например, трубный завод. Или «Sareco».

— Это бизнес. Мы не можем никого насильно держать. Любой инвестор считает окупаемость проекта. На его окупаемость влияет много факторов: месторасположение предприятия, транспортная доступность, близость к железной дороге, к большим автомагистралям, доступность финансовых институтов.

Сейчас благодаря политике Главы государства у нас создан институт «Казахинвест», есть его представители в каждой области. Со стороны государства они делают свое дело. Но, помимо этого, мы двигаемся и сами. По поручению акима города с 1 января начали разрабатывать инвестиционный паспорт города. Он уже разработан. Этот инвестиционный паспорт мы можем рассылать посредством любых электронных коммуникаций. Он будет в открытом доступе. Наша задача показать, чем наш город привлекателен для потенциальных инвесторов.

— И чем же?

— Прежде всего, своей инфраструктурой. У нас есть трубопровод, есть запасы по водоснабжению – Селетинское водохранилище. Есть свое электричество, то есть запас электроэнергии. Есть свободные земли, есть открытый грунт, закрытый грунт – те же теплицы. Есть территория бывшего «Прогресса», есть здание фарфорового завода. Нам есть что предложить. Астана находится в 190 км. Трасса отличная. В этом году завершим ремонт оставшегося участка дороги. Есть у нас план по привлечению инвесторов – по нему и будем двигаться. Даже если один магазин на средства инвестора откроем – уже хорошо.

— Пока у нас нет реальных инвестпроектов?

— До моего назначения в городе была разработана концепция по созданию новой теплицы. Под нее отведена территория, более 100 га. Рядом все сети. И есть интерес у потенциальных инвесторов. Я надеюсь, сдвиги в этом направлении будут.

По частным инвестициям в прошлом году у нас был хороший скачок – порядка 19 млрд тенге. Основная доля здесь «Казахалтына» — построены две фабрики на рудниках.

— Еще одна возможность развития предпринимательства – посредством государственно-частного партнерства. Благодаря ГЧП развивает свой частный детский сад индивидуальный предприниматель Лагута. Готовятся ли еще какие-нибудь проекты в рамках ГЧП?

— Государственно-частное партнерство может инициироваться двумя сторонами – это частная инициатива со стороны бизнеса и инициатива государственных органов. Частный детский сад Светланы Лагуты – это один из первых примеров в Казахстане, когда предприниматель выступил с частной инициативой, а государство оказало ему поддержку. Это хороший пример. Аким города дал поручение продолжить эту работу. У нас есть конкретные наметки: одна предпринимательница строит частный детский сад в Бестобе, другая хочет открыть свой мини-центр в поселке Заводском. Оба этих проекта мы реализуем до конца года в рамках государственно-частного партнерства. Мы будем размещать в этих дошкольных учреждениях госзаказ, возмещать какие-то расходы. Если по инициативе предпринимателей появятся какие-то интересные проекты в социальной сфере, в образовании, мы обязательно их рассмотрим и, при востребованности, поддержим.

 

Обратная сторона бизнеса

 

— Ерасыл Темирбекович, обратная сторона бизнеса – это цены на товары для покупателей. Мы слышим, что местный исполнительный орган мониторит цены, во всяком случае, на социально значимые товары. Совет ветеранов ходит по рынкам и магазинам – тоже мониторит. А что толку от такого мониторинга, если цены то и дело растут. Имеются ли у вас какие-то рычаги, чтобы как-то влиять на снижение цен?

— Мониторинг цен нужен для владения реальной ситуацией на потребительском рынке. Помимо этого, есть мероприятия по созданию условий для снижения цен. Например, акимат Астаны создает оптово-розничные склады вокруг столицы. Если те же социально значимые продукты будут накапливаться в складах, соответственно, цены будут падать, потому что реализаторы будут эти продукты брать по оптовым ценам, добавляя свою небольшую маржу. Это первый механизм влияния на цены. Также в Астане создают коммунальные рынки, где предоставляются площадки для бизнеса на выгодных условиях. Это тоже сдерживает цены.

— Но это в Астане. А что у нас?

— По этому же пути надо идти и нам. С учетом нашей специфики. Хорошее дело – ярмарки выходного дня, под которые обустроили площадку в четвертом микрорайоне. Самое главное – создать здоровую конкуренцию.

— Как вы собираетесь это делать?

— Первый пример у нас – торговый центр «Small». Центр открылся – в округе все магазины снизили цены на 5 – 10 тенге.

— Но причем здесь государство?

— На самом деле почему у нас цены растут? Посредников очень много. Мы можем купить говядину и по 900 тенге, если купим ее у крестьянина. А сейчас на рынке сколько стоит килограмм говядины? 1400 – 1500 тенге. Три-четыре посредника нам завышают цену. Здесь мы будем уже реагировать – делать предупреждения. Третье предупреждение – и будем обращаться в антимонопольный комитет, уже на законодательном уровне с ними разбираться.

— А кто может запретить посредничество?

— В любом случае его можно уменьшать. Например, создавать сельхозкооперативы с откормочными площадками – тогда меньше посредников будет.

Теперь по складам. У нас есть задача – привлечь в Степногорск прямых поставщиков, для начала по макаронам и муке, по кондитерским изделиям. Они будут здесь дислоцироваться, распределять товары по нашим базарам, рынкам. Цены снизятся от действующих на 10 – 15 процентов. Элементарно, воду не разливаем. «Туран» же пьем, а почему бы не пить степногорскую отфильтрованную воду? Мы уже говорили с вами о переработке сельскохозяйственной продукции и производстве степногорских молока и колбасы. Есть планы у предпринимателя Овчинникова обустроить ферму в Карабулаке – будет больше яиц местного производства. Сейчас производится миллион штук. Будем в этом направлении работать.

Наш разговор с заместителем акима города был долгим и касался многих вопросов, которые, из-за ограниченности газетной полосы, не нашли отражения в этом интервью, но обязательно будут востребованы, когда для этого появится повод. Сегодня же, после 100 дней Ерасыла Жуманбаева в Степногорске, мы сосредоточились на развитии в нашем регионе предпринимательства – одной из главных задач, которая была поставлена акимом города перед новым замом. Пока это только планы. Обязательно вернемся к сегодняшнему разговору по итогам года, чтобы посмотреть, не расходятся ли планы с делами. И тогда сделаем свои выводы.

 

Виктор МОЛОДОВСКИЙ

Поделиться в социальных сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
comments powered by HyperComments
Поделиться: