Красота требует жертв? (Максим БАЛУЕВ)

Spa Salon: Young Beautiful Woman Having Various Facial Treatment.

Смысл этой фразы недавно испытала на себе жительница Степногорска Динара, которая в конце прошлого года «клюнула» на привлекательную акцию от местного косметолога, а в итоге получила, по мнению пострадавшей, некачественную услугу и ожог на лице.

 

Ожог вместо удаления пятна?

 

Бесспорно, в любом возрасте женщины хотят быть привлекательными и красивыми, ну а когда морщинок становится все больше, то усиленно пытаются сохранить упругость и свежесть своего лица. Тем более что сегодня на косметологическом рынке Степногорска оказывается множество услуг подобного направления – омоложение, пилинг, безоперационная подтяжка лица, аппаратная косметология. Вот только выбирая новомодные процедуры, далеко не все дамы задумываются над тем, обладает ли косметолог достаточными знаниями и квалификацией, подпадает ли эта деятельность под обязательное лицензирование и не навредит ли это здоровью, ведь противопоказания еще никто не отменял. Динара признается, что, выбирая косметолога, обратила внимание лишь на множество красочных сертификатов, украшавших стену кабинета, где данный специалист вел прием.

— Этого косметолога я знала давно, когда она еще работала в другом салоне, — рассказывает женщина. – Раз в полгода я делаю чистку лица. А тут перед Новым годом как раз увидела на страницах Юлии в социальных сетях рекламу с предновогодними скидками. Мой супруг хоть и шутит, что мы, женщины, вечно гонимся за дешевизной, но в посещениях салонов меня никогда не ограничивал и относился с пониманием.

Клиентка косметолога записалась на процедуры так называемого RF-лифтинга. Другими словами, это технология нехирургической подтяжки кожи, имеющей первые признаки увядания. Часто эту процедуру называют термаж или термолифтинг, так как выполняется она при помощи специального аппарата и токов высокой частоты. Ожидаемый от процедуры эффект – разглаживание и подтяжка кожи, улучшение цвета лица. Однако есть и оговорки: если процедура будет проводиться неправильно и произойдет перегрев кожи, то это может привести к ожогу.

— Постареть я всегда успею, — смеется Динара. — И я отправилась на прием. Несколько процедур мне сделали одним аппаратом, а на завершающих процедурах, когда я хотела убрать на лице еще и пигментное пятно, уже другим, так как прежний якобы увезли на поверку в Астану. Во время процедуры я говорила Юлии, что мне больно и жжет.

Как утверждает Динара, после процедуры у нее на лице появилось покраснение, а на следующий день поднялась температура, усилилась боль. Расстроенная клиентка перезвонила мастеру и спросила совета, что делать дальше. Косметолог Юлия посоветовала обратиться к хирургу, что женщина, собственно, и сделала. Как следует из заключения хирурга поликлиники Р. Сиразедтинова от 20 декабря 2017 года (сама процедура выполнялась 19 числа), на лице пациентки – инфицированный термический ожог справа размером 2 сантиметра в диаметре, отечность. Врач назначил лечение и перевязки. По прошествии пары недель женщина записалась и на лечебный сеанс улиткотерапии, чтобы поскорее избавиться от последствий ожога и разгладить рубец.

— Я сама медик, и по логике, если что-то случается по твоей вине – позвони пациенту, справься о его самочувствии, — говорит Динара. — А здесь какое-то равнодушие. Уже в январе я пришла к Юлии и сказала, что не хочу с ней ругаться. Попросила решить вопрос мирно – назвала сумму 100 000 тенге в качестве морального и материального вреда, так как потратила деньги на лечение. Она сказала, что подумает, а если решится отдать деньги, то возьмет с меня нотариальную расписку, что я приняла деньги и не буду разглашать информацию. 1 февраля Юлия написала мне, что для нее это слишком большая сумма. И вообще, это не ее вина – якобы я сама занесла инфекцию и неправильно ухаживала за кожей. И вообще намекнула: докажите, что я на процедуре у нее была. К сожалению, никаких фискальных чеков за свои услуги она тоже не выдает.

Видя, что мирным путем решить проблему не удается, Динара написала заявление в полицию с просьбой привлечь косметолога к ответственности. В УВД заявление рассмотрели и даже пригласили конфликтующие стороны, чтобы попытаться их примирить и призвать косметолога добровольно возместить ущерб здоровью клиентки, но дело возбуждать не стали – мол, состава преступления нет. Прокуратура с принятым решением полиции согласилась и отослала женщину в суд: «Ваше обращение о несогласии с решением органа уголовного преследования о списании заявления в наряд за отсутствием состава уголовного правонарушения прокуратурой города Степногорска рассмотрено. В действиях Р. признаков уголовного правонарушения не усматривается, поскольку в ходе проверки установлено, что 19 декабря 2017 года в салоне красоты «Кармен» косметолог оказала Вам косметологическую услугу в виде механического удаления пигментации, в результате чего образовался термический ожог. С принятым решением прокуратура города согласилась. Одновременно разъясняю, что в соответствии со ст. 8 п. 1 Гражданско-процессуального кодекса, Вы вправе обратиться в суд за защитой нарушенных или оспариваемых прав, свобод или законных интересов, путем подачи искового заявления».

 

«Ухаживать за кожей надо правильно»

 

Объективности ради мы обратились к косметологу Юлии за ее версией произошедшего. Поначалу она согласилась на беседу и обещала перезвонить, но потом ограничилась несколькими голосовыми сообщениями, которые прислала на нашу страничку в социальной сети.

По словам косметолога, салон красоты, в котором она проводила процедуру, уже сдан в аренду другим мастерам, а ИП она «закрыла», так как в данный момент ищет новое помещение для работы. Своей вины в случившемся косметолог не видит и считает, что клиентка после процедуры неправильно ухаживала за кожей, что и вызвало такие печальные последствия.

— В аппарате настройки автоматические, — объясняет мастер. – После процедуры идет отек, покраснение и почернение пигмента. Корочка сходит через несколько дней. Это как любой пилинг, татуаж – корку нельзя обдирать. Просто надо ухаживать правильно, не трогать, не царапать, тональный крем не наносить. После процедуры мы общались нормально, она планировала продолжить посещать салон, а потом резко поменялся ее настрой. По крайней мере, от меня она уходила без ожогов. Да, повреждение кожи было, так как мы, повторюсь, удаляли пигментацию на лице. Но я это делаю постоянно. И если вы послушаете других клиентов, то у них хорошие отзывы. А тут человек не ухаживал за лицом, ходил на различные процедуры, которые нельзя было делать. И через три месяца решила, что виновата я. Она хочет слишком большую сумму – я отказалась. Она стала обращаться во все инстанции, но все проверки закрыли.

По словам косметолога, она предлагала съездить клиентке в столичную клинику «Дарус» (клиника пластической хирургии. – Прим. авт.), чтобы тамошние специалисты дали рекомендации.

— Я сказала, что, если это моя вина, я оплачу шлифовку кожи, — продолжает оправдываться Юлия. – Но клиентка отказалась. Она наносила макияж на третий день после процедуры и ходила на улиткотерапию, но ее кожа еще попросту не отошла! Поэтому доказать, что это произошло по моей вине – нереально. Есть ли мне смысл платить ей деньги, если все проверки прошли?

По словам Юлии, процедуру по удалению пигментного пятна Динара не оплачивала – якобы это был бонус к уже оплаченной процедуре по подтяжке лица, тем более само пятно было небольшим в размерах. Как утверждает косметолог, деньги за пройденные процедуры клиентке были возвращены.

— Конечно, теперь я буду работать по-другому, будем на все заключать договоры с клиентами, фотографировать «до» и «после», — говорит Юлия.

К слову, на официальных страницах косметолога в соцсетях мы не нашли каких-то сведений о профильном медицинском образовании, лицензиях на занятие дерматокосметологией (к слову, все, что касается нарушения кожного покрова, это считается дерматокосметологией). Ведь обычно профессиональные косметологии и клиники выставляют данную информацию, чтобы вызвать доверие у клиентов. Зато обнаружили широкий перечень услуг, оказываемых косметологом, в том числе и с применением специальных аппаратов. Я далек от мысли, что один человек может тщательно разбираться во многих отраслях дерматокосметологии и предлагать «лечение, омоложение кожи», тут же наращивать ресницы и «рисовать» брови, красить губы… Но, видимо, на деле выходит совсем иначе: прошел краткосрочные курсы — и применяй знания в небольшом городке, привлекая клиенток низкой ценой и сомнительного качества услугами.

 

Уколы красоты по-степногорски

 

В редакцию обратилась еще одна клиентка горе-косметолога, которая посетила один из салонов красоты, чтобы поставить «инъекции красоты», которые на время разглаживают мимические морщины вокруг глаз, губ, а также придают рельефность лицу.

— Процедуру и косметолога посоветовали подруги, которые уже проходили курс таких уколов, — говорит Анна. – Это что-то типа известного «Ботокса», только называется по-другому – «Нейронокс». До этого я уже делала мезотерапию лица – уколы в проблемные участки кожи лица, нуждающиеся в коррекции. И поэтому решилась. Никакие бумаги перед процедурой не подписывала, как и не получала информации о побочных эффектах.

Но, как выяснилось позже, косметолог использовал вовсе не «Нейронокс», а его дешевый аналог сомнительного качества «Рефайнекс». Препарат начал действовать уже на следующий день. Но вот эффект был неожиданный – уколы красоты вызвали побочные действия, которые иногда встречаются у клиенток, в виде опущения верхнего века или, как оно называется, птоз верхнего века.

— Если бы я знала о последствиях, то не стала бы делать эти уколы, — сетует пострадавшая. – Проблема и в том, что препарат не выводится быстро из организма, а потому сохраняет свое побочное действие.

Женщина обратилась к хозяину салона, но тот развел руками – косметолог лишь арендует место и, вроде бы, подчиняется сам себе. При этом не выдает чеков о том, что берет немалые деньги за услуги. О лицензиях – тоже ни слова. В управлении госдоходов по Степногорску женщине ответили, что по итогам проверки контрольно-кассовый аппарат у хозяина салона имеется (причем тут салон, если услугу оказывает его арендатор?), а вот косметолог оказал лишь «устную» консультацию. Вот такой замкнутый круг получается.

 

Авторитетное мнение косметолога

 

В поисках авторитетного мнения о сфере косметологии в Казахстане мы наткнулись на интересную информацию на официальной странице Казахстанской ассоциации эстетической медицины в «Фейсбуке». Ее президент, профессор Гульнар Жуматова, которая, к слову, год назад в качестве эксперта участвовала в ток-шоу КТК «Красота на кончике иглы», считает, что нельзя обращаться к случайным «косметологам» без медицинского образования, без лицензии, пользоваться непроверенными и незарегистрированными препаратами. По ее мнению, ответственность за здоровье и красоту лежит не только на специалисте, но и на самом пациенте.

— В Казахстане ряд «специалистов» занимается косметологией в салонах красоты, на дому, не имея при этом медицинского образования. Эти заведения, как правило, не имеют лицензии и разрешения на данный вид деятельности, следовательно, не подвергаются проверке соответствующими органами. Проверки осуществляются только в отношении лицензированных клиник и врачей. Поэтому и возникают многочисленные жалобы на осложнения. Чем меньше человек знает, тем смелее он берется за «работу», используя «левые» препараты.

По мнению Г. Жуматовой, необходимо привлечь внимание соответствующих органов к проблеме эстетической медицины, дерматокосметологии. Проблема и в том, что в казахстанской номенклатуре медицинских и фармацевтических специальностей нет самостоятельной специальности врача-косметолога. В терапевтической косметологии работают врачи-дерматовенерологи, прошедшие переобучение. Более того, для солидной армии специалистов со средним медицинским образованием, которые успешно работают в многочисленных салонах красоты, у нас нет даже названия специальности – официально существует специальность «сестра (брат) общей практики», а значит, юридически за ними не закреплен круг практических навыков и обязанностей по косметологии. Отсутствие официальной номенклатурной специальности «Дерматокосметолог», к сожалению, приводит к отсутствию адекватной юридической базы.

— К сожалению, нередко инъекционными процедурами, которые требуют очень серьезной подготовки и опыта, занимаются люди без соответствующей лицензии и, что возмутительно, лица без медицинского образования. Причем, как правило, такие «специалисты» используют препараты контрафактные. Более того, существует большая армия таких «специалистов», которые работают на дому или, снимая квартиру или комнату, занимаются «лечением». Никто не проверяет — нет санитарных книжек, СЭС не беспокоит, а научилась колоть по Интернету или подружка показала. К сожалению, наши доверчивые женщины, прельстившись низкой стоимостью, могут получить уродующие их осложнения и опасные вирусные инфекции – герпес, СПИД, гепатит С и так далее, — говорит Гульнар Жуматова.

— Необходим контроль со стороны госорганов. И наша ассоциация, сообщества дерматокосметологов и пластических хирургов, главные врачи лицензированных клиник по всему Казахстану давно бьют тревогу. Мы надеемся, что руководство Министерства здравоохранения и социального развития обратит внимание на состояние дерматокосметологической службы в Казахстане. Желание быть привлекательным, выглядеть моложе – это естественное желание и у женщин, и у мужчин. Наша специальность востребована, и у врачей есть огромные возможности сохранить здоровье и красоту пациентов, которые, в свою очередь, должны быть грамотными, — считает Жуматова.

Она отмечает, что услуги профессионалов не могут быть дешевыми: дерматокосметологи тратят много времени и средств на собственное непрерывное образование, в том числе за рубежом. «Хороший специалист не может использовать контрафактную продукцию, работать в парикмахерской или в снятой временно комнатушке», — обращает внимание специалист. Эксперт советует казахстанцам не экономить на своем здоровье, а также всегда спрашивать сертификаты и лицензии у косметологов. Сохранение молодости и красоты – в ваших руках, напоминает глава ассоциации.

 

Максим БАЛУЕВ, имена героев публикации изменены

 

P.S. Когда верстался номер, подруга косметолога Юлии все-таки передала пострадавшей Динаре 50 000 тенге. Что это, признание своей вины спустя три месяца, дабы не доводить дело до суда, или же желание зарыть топор холодной войны?

Поделиться в социальных сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
comments powered by HyperComments
Поделиться: