Битва за пассажиров

 Taxi

На фоне звучащих из уст акима или со ссылкой на него инициатив как-то уж совсем беспризорными кажутся проблемы, решению которых местная исполнительная власть, со свойственной ее лидеру энергией, могла бы немало поспособствовать. Например, в том, чтобы закончилась порочная практика продажи продуктов без чеков на рынке и в большинстве степногорских магазинов. Или чтобы, на фоне открывшихся отделения сестринского ухода и центра реабилитации жертв бытового насилия, стала реальной, постоянной и сколь-либо ощутимой опека власти над бездомными (я уж не говорю о животных – хотя бы над людьми), которым не находится места в новых социальных проектах. Да и борьба с коррупцией, при таком заметном ее разгуле в маленьком Степногорске, как-то не проиллюстрирована у нас примерами самоочищения. Еще один такой пример «стояния хаты с краю» привел нам житель поселка Бестобе Николай Катчиев, который, по сути, в одиночку (и безуспешно) пытается противостоять порочной системе сложившегося в степногорском регионе частного извоза – зачастую не только не соответствующего требованиям закона, но и сформировавшего «бизнес по понятиям». Именно об этом сегодняшняя наша публикация.

 

Даешь здоровую конкуренцию!

 

Николай Катчиев, один, без жены, воспитывающий двоих детей и оказывающий бестобинцам услуги такси, в подробностях изложил ситуацию с частным извозом в письменных обращениях к акиму Степногорска и прокурору города.

В своих обращениях предприниматель просит руководителей наделенных большими полномочиями государственных структур защитить его от самоуправства коллег таксистов, установивших собственные порядки в сфере услуг такси и не дающих Катчиеву, как он сам говорит, «спокойно осуществлять законную предпринимательскую деятельность».

Таксист, зарегистрировавшись как индивидуальный предприниматель, перевозит пассажиров на своем автомобиле в основном по маршруту Бестобе – Степногорск – Бестобе. И он, Катчиев, такой не один. Как он сам говорит, по этому же маршруту таксуют еще 40, а то и более автомобилистов. Казалось бы, конкуренция должна регулироваться законами рынка. К примеру, Николай, чтобы его услуги были более привлекательными для клиентов, предложил им меньшую, чем у конкурентов, цену за поездку из Бестобе в Степногорск и обратно. Но тут же испытал на себе мощное давление со стороны коллег: в его адрес звучат упреки, оскорбления, угрозы – и все лишь с той целью, чтобы «не сбивал устоявшуюся цену» за перевозку пассажиров.

Решивший не сдаваться Катчиев пошел дальше – не захотел участвовать в созданной и свято охраняемой частными извозчиками системе так называемых «бригад». Суть этой системы проста, да и большинству из нас, пользующихся услугами такси, известна не понаслышке: цена на один и тот же маршрут должна быть у всех одинаковая, сначала набирают пассажиров «бригады», а уже потом, после всех, не входящие в эту систему одиночки, даже если они подолгу стоят в ожидании клиентов. Надо ли говорить, что Катчиев, отказавшийся от участия в системе «бригад», стал нередко «пролетать» с набором пассажиров и приезжал домой с ничтожным доходом, а то и вовсе без заработка.

Ему говорят иногда: не иди против правил, вступи в «бригаду» — и будет тебе счастье. Николай не делает это по принципиальным соображениям, так как считает «бригады» незаконными, юридически не зарегистрированными формированиями, объединяющими, как правило, тех, кто не имеет разрешительных документов на частный извоз и не платит налоги за данный вид деятельности. По мнению Катчиева, «бригадный» метод, сложившийся на бестобинском маршруте, лишает пассажира права выбора предпочтительного автомобиля, а предпринимателя – права на добросовестную конкуренцию.

 

Не по закону, а по понятиям

 

Оказавшийся не в «системе» предприниматель стал, условно говоря, костью в горле для тех, кто не зарегистрирован как предприниматель и осуществляет перевозку пассажиров без каких-либо разрешительных документов. Между Катчиевым и «бригадами» участились конфликты, которые стали выходить за пределы допустимого.

Предприниматель привел в своих обращениях несколько примеров из личного опыта.

21 февраля, около 16 часов, Николай подъехал на стоянку возле вокзала в Степногорске, откуда набирают пассажиров в Бестобе, — чтобы взять клиентов до поселка. Увидев человека, идущего с вокзала в сторону стоянки, Катчиев пошел навстречу, чтобы предложить свои услуги. Цена пассажира устроила, и он сел в машину предпринимателя.

Увидев все это, к стоящему возле автомобиля Катчиеву сразу же направились двое. Николай узнал одного из них (фамилия была указана в обращении к прокурору), регулярно перевозящего пассажиров по бестобинскому маршруту. Так вот этот знакомый, по словам Николая, стал его оскорблять нецензурными словами, толкать дверью машины и хватать за куртку. Катчиев попросил не на шутку разошедшегося таксиста успокоиться и держать себя в руках, при этом пытался объяснить, что приезжает сюда и набирает пассажиров на законных правах. Вошедшего в раж конкурента понесло – он продолжал оскорблять Катчиева, отказывая ему в праве набирать на этой стоянке пассажиров. Николай не сдавался – настойчиво просил буяна показать документы, которые бы позволяли ему распоряжаться, кто имеет право набирать пассажиров, а кто нет. Ответ был, как и во время других схожих конфликтов, неизменным: «Здесь свои законы, которые устанавливаем мы».

Узнал Николай и второго из подошедших (его фамилия также указана в обращении к прокурору) – он тоже регулярно перевозит пассажиров из Степногорска в Бестобе и обратно. Тот, второй, подошел к задней двери автомобиля Катчиева и начал ее открывать, чтобы забрать пассажира. В ответ на запрет Николая второй сказал, что имеет на это право. Завязалась потасовка: первый тянул Катчиева за куртку, второй, открывая дверь автомобиля, отталкивал Николая в сторону, а сам предприниматель как мог отбивался от этих двоих, сыпавших оскорблениями. Пассажир уступил напористости подошедших и пересел в машину к одному из них.

В своем обращении к прокурору Катчиев сообщал, что подобное случалось уже не раз: в адрес его пассажиров звучали предупреждения от членов так называемой «бригады» — мол, если поедут с Катчиевым, то в следующий раз их никто из таксистов не возьмет или придется просить прощения, чтоб взяли.

И пассажиры зачастую сдаются перед такими «аргументами», так как знают: обойдется себе дороже. Николай напоминает свое предыдущее обращение к прокурору, когда пострадал уже не водитель, а пассажир.

В августе прошлого года, по словам Катчиева, севший к нему пассажир был избит одним из перевозчиков (фамилия названа в обращении к прокурору) только за то, что выбрал автомобиль Николая.

С заявлением об избиении пассажира индивидуальный предприниматель обратился в УВД Степногорска, но ответа так и не получил.

 

Пока не дошло до крайностей

 

Катчиев сдаваться не собирается. Он считает, что ситуация накалена до предела и ее нужно как можно быстрее разрешить в правовом поле, пока не дошло до крайностей. С предпринимателем согласны и многие пассажиры, которые, как говорит Николай, не раз ему говорили, что из-за постоянных выяснений отношений между водителями, таксистами и пассажирами даже не хотят заходить на стоянку, а некоторые, завидев неладное, попросту разворачиваются и уходят куда подальше, лишь бы не участвовать в выяснении отношений. Сегодня, считает индивидуальный предприниматель, безопасность пассажиров на стоянке, с которой происходит набор пассажиров в Бестобе, ничем не обеспечена, да, впрочем, и таких водителей, как сам Катчиев, тоже.

По словам Николая, не всех из водителей такое положение дел устраивает. Они говорят, что готовы платить налоги за перевозку пассажиров и получить все необходимые для этого разрешительные документы, но не видят смысла делать это при отсутствии результата. Считают, что, пока не вмешается власть, набирать пассажиров в свободной конкуренции, на законных основаниях все равно не дадут — из-за системы противозаконного сговора, которая сложилась между перевозчиками пассажиров на бестобинском направлении.

Предыдущие обращения к властям, по словам Катчиева, ситуацию не изменили. Более того, предприниматель испытывает по отношению к себе еще более неприязненное отношение со стороны лихих конкурентов: «Я часто стал слышать, что теперь мне никто не поможет, что могу идти жаловаться хоть куда… У меня сложилось мнение, что после моих обращений они заручились какой-то поддержкой, так как чаще стали поступать в мой адрес угрозы физической расправы… Нередко поступают предложения подраться». Фамилии угрожавших Катчиев тоже назвал прокурору.

Николай не поддается на провокации – думает о своих детях: «Сюда я приезжаю для того, чтобы зарабатывать деньги законно, для обеспечения своей семьи, а для «гладиаторских боев», в которых они мне предлагают участвовать, существуют другие места, которые я не посещаю».

Пока в этом неравном «бою» Катчиев не чувствует себя поверженным, но не исключает, если ничего не изменится, и худшего для себя исхода. Впрочем, так уж далеко от него те нередкие дни, когда Николай едет домой пустым, без пассажиров, или, в лучшем случае, с одним. И если для многих из его конкурентов доход от частного извоза является дополнительным, то для Катчиева эта работа сегодня основная, и тяжело ему, единственному в доме кормильцу, возвращаться домой, к детям, без денег.

Но Катчиев, обратившись к властям, а теперь и в газету, не ставил себе целью вызвать всеобщую жалось – нет, он лишь хочет, чтобы восторжествовал закон. А разве не этого же хотят, должны хотеть представители власти?

 

«Материал списан в номенклатурное дело»

 

Из прокуратуры Николаю прислали копию письма в городское УВД, которому поручено принять процессуальное решение по заявлению Катчиева «на неправомерные действия лиц, осуществляющих перевозку пассажиров с автовокзала города Степногорска, выраженные в нарушении его прав на занятие аналогичной предпринимательской деятельностью. Необходимо в полном объеме проверить доводы Катчиева Н.Н. и о результатах рассмотрения и принятых мерах сообщить автору обращения в установленный законом срок».

Ответ из УВД, к сожалению, не добавил оптимизма борющемуся с несправедливостью предпринимателю: «УВД Степногорска проведена проверка, в ходе которой состава какого-либо уголовного проступка, преступления, относящегося к компетенции УВД, не установлено, в связи с чем материал списан в номенклатурное дело. Также нами копия данного материала направлена в УГД (управление государственных доходов. – В.М.) Степногорска для производства соответствующей проверки и принятия решения.

При этом уведомляем вас о том, что по факту оскорбления вам необходимо составить исковое заявление и обратиться в суд Степногорска в частном порядке, так как в соответствии со ст. 32 УПК РК, ст. 131 УК РК оскорбление относится к делам частного обвинения, которое рассматривается непосредственно судом.

В случае несогласия с принятым решением вы имеете право обжаловать его в 10-дневный срок в прокуратуре Степногорска».

Не ставя себе целью комментировать официальные ответы, отметим лишь очевидное: поднятая Николаем Катчиевым проблема (скажу по собственному опыту, проявляющаяся не только на бестобинском направлении) на сегодняшний день остается нерешенной. Нерешенной – не значит несуществующей. В связи с этим газета «Престиж» предлагает считать данную публикацию официальным запросом в те же государственные структуры, в какие уже обращался Николай Катчиев (свое обращение обязательно подкрепим соответствующими письмами). По нашему мнению, поднятую предпринимателем проблему рано «списывать в архив».

 

Виктор МОЛОДОВСКИЙ

Поделиться в социальных сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
comments powered by HyperComments
Поделиться: