Семья получившего производственную травму степногорца едва сводит концы с концами

proizv-travma

Производственная травма Сергея Потапова разделила жизнь его семьи на «до» и «после». Лишившись руки на спиртовом заводе «Биокорм», мужчина вот уже несколько месяцев с трудом пытается решать финансовые проблемы своей семьи, где воспитывается пять детей. Сложная ситуация заставила обратиться даже в партию «Нур Отан», где на днях вела прием заместитель акима Гульназ Абилова.

 

Травма и расследование

 

На момент несчастного случая Сергей Потапов работал электромонтером на спиртовом заводе «Биокорм». В тот злополучный день, 9 августа 2017 года, Сергей исполнял обязанности дежурного электромонтера и получил устное распоряжение – закрепить кожух с задней стороны электродвигателя вентилятора №2 градирни корпуса №2. Сергей поясняет, что данные вентиляторы участвуют в охлаждении воды, которая используется в процессе изготовления спирта. Ближе к вечеру электрик приступил к выполнению порученного ему задания. В момент, когда мужчина закручивал болт отверткой, от вибрации он соскочил и упал на диффузор. Сергей решил достать болт и правой рукой залез во вращающуюся часть вентилятора, коснувшись болта. Вращением лопастей вентилятора была задета кисть руки… После травмы пострадавший побежал в слесарную мастерскую, где ему оказали первую помощь и вызвали «Скорую». В какой-то момент Сергей даже успел позвонить жене и сообщить ей страшную новость. Трудно представить, что тогда перенесла женщина, находившаяся на 8 месяце беременности… В результате несчастного случая Сергей Потапов лишился правой кисти и получил перелом предплечья.

На предприятии, как и положено, было проведено расследование производственной травмы. Комиссия по расследованию несчастного случая в составе руководства и работников предприятия установила, что причиной трудового увечья стала «грубая неосторожность пострадавшего Потапова С.В., выразившаяся в обслуживании и ремонте двигателя вентилятора градирни без отключения его от электросети и полной остановки вращающихся частей». Кроме того, пострадавшему вменили «нарушение трудовой дисциплины, несообщение начальнику смены о производимой работе, работе без заявки, а также несогласование с начальником участка о своих передвижениях по рабочим местам». А вину предприятия комиссия увидела лишь в том, что был ослаблен внутренний производственный контроль за соблюдением требований промышленной безопасности, контроль по безопасности и охране руководством энергетической службы предприятия. Также руководству попеняли на необеспечение средствами коллективной защиты – у воздуховода вентилятора отсутствовало предохраняющее устройство (решетка с размером ячеек 20×20 мм) от попадания в вентилятор посторонних предметов. Вместе с этим установлено, что в состоянии алкогольного или наркотического опьянения на момент травмы электромонтер Сергей Потапов не находился.

По итогам расследования «виновным» стал работник – за ним признано 75% вины, за работодателем – 25%. Были даже разработаны мероприятия по устранению причин несчастного случая – провести внеочередной инструктаж по правилам безопасности по обслуживанию электроустановок персоналу энергетической службы ТОО «Биокорм», привести в соответствие с нормами безопасности электрооборудование предприятия, принять меры по предотвращению любых рисков на рабочих местах, издать приказ по усилению производственного контроля и привлечь к ответственности должностных лиц по итогам расследования несчастного случая. Бумаги издали, виновных, вроде бы, оштрафовали. Все это, конечно, хорошо, но руку и здоровье пострадавшему человеку уже не вернешь, а жить ему надо дальше. «Когда началось расследование, тогдашний госинспектор по труду Оразбеков уверял меня, что по результатам расследования несчастного случая вопрос решится в мою пользу. А получилось наоборот», — сетует Сергей.

 

После травмы

 

После травмы мужчина 4 месяца просидел на больничном. Стоит отметить, что работодатель по закону стопроцентно оплачивал Сергею Потапову этот больничный. Были и небольшие личные «презенты» от руководства – фрукты, несколько денежных «передач» на сумму около 30 000 тенге. После очередного обращения к руководству был выдан аванс в сумме 100 000 тенге, но, что называется, «под зарплату» – ежемесячно из заработка Сергея вычитали по 25 000 тенге.

В декабре прошлого года мужчине установили 55-процентную утрату трудоспособности и дали третью группу инвалидности. Естественно, выполнять обязанности электрика с одной рукой мужчина бы не смог. В связи с этим Потапова перевели в охрану на том же предприятии, в результате чего он потерял почти 40 000 тенге в зарплате. Но даже этот факт Сергей стойко принял, ведь знакомые говорили: «Скажи спасибо, что остался жив! Радуйся детям, что у них есть отец!».

Другим неприятным сюрпризом стало и то, что в страховой выплате Потапову отказали. В своем ответе представители страховой компании «НОМАД LIFE» жирным шрифтом выделили то, что основной причиной несчастного случая стала грубая неосторожность пострадавшего работника, а уже потом нарушения со стороны работодателя. «Согласно п. 2 ст. 935 Гражданского кодекса Республики Казахстан, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, то в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен. В этой связи расчет страховой выплаты производится с учетом следующих показателей: размера среднего месячного заработка (дохода) пострадавшего работника согласно предоставленной справке о заработной плате — 94 132 тенге; степени утраты профессиональной трудоспособности — 55%; степени вины работника (грубая неосторожность) — 75%. Страховая выплата = 94 132 тенге х 55% — 75% = 12 943 тенге. Размер социальной выплаты на случай утраты трудоспособности из Государственного фонда социального страхования составляет 14 625 тенге. При этом размер страховой выплаты осуществляется за минусом социальной выплаты на случай утраты трудоспособности из Государственного фонда социального страхования (12 943 — 14 625 тенге = 0 тенге). Таким образом, страховая выплата отсутствует, поскольку назначенная Потапову С.В. социальная выплата на случай утраты трудоспособности из Государственного фонда социального страхования покрывает утраченный заработок работника в полном объеме, в связи с чем у компании отсутствуют правовые основания для заключения договора аннуитетного страхования», — говорится в ответе страховщиков.

 

Как жить дальше?

 

Стоит сказать, что в январе 2018 года предприятие «Биокорм» сменило название на ТОО «Солодовый спиртзавод «Alfa Organic». Очевидно, сменилось и руководство. По словам Сергея Потапова, его попытки убедить новое руководство в том, что его семье нужна финансовая помощь, а также помощь с протезированием и санаторно-курортным лечением, пока не увенчались успехом.

«Прежнее руководство обещало помощь, — говорит Сергей. – Я встречался и с новым директором предприятия Б.А. Сембековым, который попросил меня собрать документы, чтобы отправить своему юристу в Кокшетау. Дело в том, что у нас с женой пятеро детей, в данный момент супруга находится в декретном отпуске, и нам нужна помощь. Сегодня мы едва сводим концы с концами. У нас два кредита в банке, которые мы не можем оплачивать – всех наших денег хватает только на самое необходимое для жизни. Кроме того, у меня на руках есть заключение МСЭ, где указано, что я нуждаюсь в дополнительных видах помощи и услугах – в протезировании и санаторно-курортном лечении. Есть клиника в Алматы, где меня ждут для протезирования, но для поездки и на сам протез нужны деньги, которых у нас нет. Я пытался побеседовать с представителем собственника М.И. Гусейновым, которого я встретил на улице, и он сказал, что поможет с протезом. А недавно даже от себя лично пообещал 1000 долларов. Однако воз и ныне там…».

В разговор вступила отчаявшаяся жена Сергея Наталья: «Четверо детей живут с нами, а старший, 18-летний, сын живет у сестры. Мы забыли, что такое покупать одежду. Благо подруги помогают. Сама я продаю из дома все ненужное – посуду, шторы. Подруги спрашивают, почему так дешево? А мне срочно нужны деньги, чтобы купить молоко и хлеб. Долги растут как снежный ком. Со своего пособия раздаю долги. Некоторым уже просто стыдно в глаза смотреть. Благо летом нас спасает дача. Обидно, что Сергея кормят только обещаниями на предприятии, где он получил травму. Я уже готова сама поехать туда и просить помощи…».

На приеме в партии «Нур Отан» Гульназ Абилова попыталась решить вопрос Потаповых. Но согласен, что за 15 минут тяжело вникнуть в проблему и сориентироваться, кто должен ее решать по закону. Не обо всем сказал и Сергей – волновался.

 

С точки зрения закона

 

Если вдаваться в закон, то в соответствии со статьей 122, п. 1 Трудового кодекса РК, при причинении вреда жизни и (или) здоровью работника в связи с исполнением им трудовых обязанностей, работодатель обязан возместить вред в полном объеме (то есть разницу между страховой суммой и фактическим размером вреда обязан возместить работодатель, а также оплатить путевку на санаторное-курортное лечение).

Согласно статье 937 Гражданского кодекса РК, «при причинении гражданину увечья или иного повреждения здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также расходы, вызванные повреждением здоровья (на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии и другие), если признано, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не получает их бесплатно». То есть назначение выплаты по возмещению расходов, вызванных повреждением здоровья, должно осуществляться в случаях определения нуждаемости пострадавшего работника в дополнительных видах помощи с предоставлением соответствующего подтверждающего документа, установленного медико-социальной экспертизой (это заключение у Сергея Потапова имеется и в нем указано протезирование и санаторно-курортный отдых. – Прим. авт.). Как следует из юридической практики, деньги на предприятии могут дать даже на предполагаемое лечение, но при наличии подтверждающих документов, — было бы желание руководства…

При этом, вроде бы, на предприятии даже действует коллективный договор, где должны оговариваться все социальные выплаты и гарантии при наступлении несчастного случая. Но этот документ Сергей Потапов в глаза не видел…

Все чаще и чаще спокойный по натуре мужчина подумывает оспорить в судебном порядке акт о несчастном случае. Но для начала хочет получить разъяснение от главного государственного инспектора труда Акмолинской области Берика Мустафина. «Согласно законодательству, каждые шесть месяцев должен проводиться инструктаж по промышленной безопасности и один раз в год работник обязан сдавать экзамен по проверке знаний по промышленной безопасности. Однако я данное обучение не проходил, что подтверждается отсутствием у меня документа. Поэтому работнику не может быть вменена грубая неосторожность. Кроме того, одной из причин произошедшего несчастного случая является отсутствие средств коллективной защиты, а именно отсутствие механического стопора вентилятора, предохраняющего от обратного вращения вентилятора из-за поступающих потоков воздуха, а также отсутствие у воздуховода вентилятора решётки, предохраняющей от попадания в вентилятор посторонних предметов. Считаю, что отсутствие средств зашиты явилось основной причиной несчастного случая. Соответственно, степень вины работодателя не может быть выражаться лишь в 25%», — считает Сергей.

Понятно, что новому руководству предприятия не совсем «интересно» решать старые проблемы. Но как же понятие социальной ответственности бизнеса? К сожалению, мы безуспешно пытались связаться с руководством спиртзавода – его руководителя то еще не было на месте, то уже не было. По оставленному нами номеру телефона так никто и не позвонил. А самому Сергею Потапову намекнули, чтобы газета не вмешивалась во внутренние дела предприятия. Но когда страдает работник, «дела» выходят за пределы предприятия и должны решаться уполномоченными на то органами. Сергей Потапов даже в разговоре с корреспондентом после приема в «Нур Отане» сомневался в том, что стоит выносить свою проблему на суд общественности – по его словам, он бы довольствовался авансом от предприятия, который бы выплачивал из пособия по инвалидности. Но, видимо, свои права работнику придется отстаивать в суде и просить защиты у специалистов и юристов.

 

Максим БАЛУЕВ

Поделиться в социальных сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
comments powered by HyperComments
Поделиться: